Это все вы - Рии и Ёжик - уже видели, так что упс. Но снами разбрасываться я не хочу, тем более такими глючными.


Я умерла и попала в какое - то местное междумирье.
Оказалась в толпе каких - то серо - безликих людей, отошла в сторону и увидела двух парней. Они были особыми - у них были лица, они стояли и курили. Правда, дымили там вообще все; над толпой поднималась весьма ощутимая дымовая завеса.
Я подошла к ним и оказалась на голову ниже обоих. Они тоже это заметили, и один из них сказал мне:

- Привет, малявка.

Я обиделась и ответила, что младше их всего года на четыре. Они переглянулись, и тот же парень сказал:

- Мне - десять тысяч лет. Ему, - и он указал подбородком на соседа, - одиннадцать. До тебя мы здесь были самыми младшими. Смотри - мы еще даже говорить умеем. У нас еще даже одежда есть.

Я была в шоке. Этот же парень предложил мне сигарету. Я отказалась, так как никогда не курила, на что он заметил, что скоро начну.

"Здесь, - сказал он - все курят. Это единственное, что мы чувствуем. Ничего, скоро поймешь."

Я хотела задать ему много вопросов, но тут он потянул меня за руку и все побежали. Надо было держаться в толпе, но я не могла, и эти двое поддерживали меня за руки. Сколько мы бежали, я не знаю.
Когда мы остановились (прибежав на то же самое место), я просто умирала, но от сигареты отказалась, несмотря на предложение парня и заверение в духе "закури - полегчает". Они даже не запыхались. Тут старший впервые посмотрел прямо на меня и сказал:

- Время от времени те, кто отказываются бегать, исчезают. Ты не должна выбиваться из толпы.

У него был очень тусклый и безразличный голос. Его волосы были чуть ниже плеч. Мне он понравился, и я хотела еще порасспрашивать его про это странное место, но тут все снова сбились в кучу и побежали.

Так я и стала существовать. Здесь никто не ел и не спал - только бегал, при этом не чувствуя голода, жажды, желания спать и прочего. Вообще ничего не чувствуя. Иногда устраивались перекуры - недолгие, минут на пять. Потом, повинуясь какому - то инстинкту, все снова вставали...

Я провела там, по словам друзей, около месяца. Внешне я нисколько не изменилась, но перестала чувствовать запахи и начала курить. Перекуры действительно помогали восстановиться (я уже не умирала после каждой пробежки, но было все же нелегко), да и дым был единственным запахом, который мы могли ощущать.

Еще за этот месяц я успела забыть свое имя и один раз наблюдать "исчезновение" кого - то из безликих. Он просто и быстро растворился в белом непрозрачном сиянии. Младший даже и не заметил, а Старший (так мы договорились называть друг друга; я и осталась Малявкой) просто промолчал. Хотя в пути и не поговоришь, а на перекуре мне было не до вопросов - хотелось побыстрее ожить после особо тяжелой дистанции.

Прошло еще около недели, и я поняла, что влюбилась в Старшего. Даже странно, ведь мы почти не ощущали эмоций (Младший шутил иногда, что они атрофировались, потом замирал на полуслове, вздыхал и добавлял, что вместе с чувством юмора). Просто я все больше и больше понимала, что находиться с ним рядом очень приятно. Даже курить вроде меньше стала. Может, он тоже что - то чувствовал ко мне?..

И вот однажды, во время бега, я споткнулась. Почему - то я никогда не видела, чтобы кто - то спотыкался и падал.

Я успела подумать об этом, пока летела на вытоптанную землю. Успела увидеть руки Старшего - он почти поймал меня; разглядела корягу, за которую зацепилась и...увидела плотный белый туман вокруг своих рук.

Закричать уже не успела. Проснулась.